pfarrer Tom

Шмеман и Роуз

Два этих писателя очень повлияли на меня и мое христианство, каждый в свое время. Забавно вспоминать, но однажды мне довелось читать статью некого человека, который с пренебрежением отзывался о «юношах, в голове которых легко уживаются Шмеман и Роуз», но это как раз я. :)

При всей их разности (они даже спорили между собой, по крайней мере Роуз писал Шмеману разные обличения, про ответы Шмемана Роузу мне не известно), в главном, как мне кажется, они были поразительно едины — оба стремились прикоснуться к подлинному незамутненному христианству. Только каждый в меру своей среды и происхождения.

Шмеман впитал Православие с молоком матери, оно было неотъемлемой частью его жизни от самого начала. И он с юности полюбил его, об этом свидетельствует не только он сам, но и другие о нем, например, Петр Евграфович Ковалевский (старший иподиакон митр. Евлогия на Rue Daru, молодой Александр был младшим иподиаконом) в своих Дневниках. Но эмигрантские религиозные общины имеют свой особый колорит, тоскуя по Родине, многие приходят в храм больше для общения и совместной ностальгии, нежели для того, что храм дает в первую очередь. В изгнании человек ощущал себя более русским, чем живя в России. И Шмеман, любя именно Православие, а не этнографический музей, всю жизнь пытался очистить то вечное и главное, что есть в Православии, от пыли этнофилии, которой так дорожило его русское во Франции (а затем и в Америке) окружение.

Роуз из совсем другой среды: чистокровный американец, воспитанный в сухом протестантизме и ушедший от него, познавший истину и свет Православия. Не зная его и узнав лишь во взрослом возрасте, Юджин принял русский извод Православия «как есть», не разделяя важное и второстепенное; более того, приняв готовый целостный образ, для Роуза не было в нем ничего второстепенного, каждая этнографическая мелочь принималась с благоговением. 

Я бы сказал, что Шмеман изначально был «на голову выше» Роуза: имея Православие как данность, он мог критический оценивать его, разделять главное, «единое на потребу», и второстепенное. Роуз, будучи изначально чужд Православию, принимал его целиком за икону, за некий неотмирный образ, где каждая деталь и черта не случайна, и только став полностью «своим» в русском Православии Роуз «догнал» Шмемана, но все-равно ощущение иконографичности, а потому и важности любых мелочей, оставалось для о. Серафима доминирующим в его восприятии. 

Но при всей разности подходов Серафим (Роуз) делал абсолютно то же самое, что и Александр Шмеман — уходил от своей среды к Истине, очищал Истину от шелухи и заблуждений: Шмеман — от этнофильской, Роуз — от протестантской. Оба они искали Истину и находили ее, оба они жили и дышали этой Истиной, оба ею вдохновлялись и оба находили в ней главный ответ на свой главный вопрос. Да, будучи людьми из разных миров и по-разному воспринимая Православие, они не могли быть тождественны во взглядах, соединять их позиции в одну было бы действительно сродни шизофрении. Но для меня несомненно и очевидно, что оба они стремились ровно к одному и тому же — к подлинному и чистому христианству. Только каждый из них сбрасывал свои собственные оковы в этом стремлении. 

На тезиз и антитезис иногда получается свой синтез, именно это случилось со мной. Мой собственный путь таков (как и многих других рождённых в СССР, впрочем), что будучи крещен от рождения, я воцерковился уже только в студенческом возрасте. Православие для меня было одновременно и чем-то чужим, и чем-то родным. Не удивительно, что первым мне на сердце лег именно Роуз, по-сути я повторял его путь, сбрасывая оковы дешевого (и, к счастью, чисто теоретического) оккультизма и свободомыслия. И его «иконографичное» восприятие Православия для меня все еще актуально, я с любовью и нежностью отношусь к нашим «этнографическим мелочам», недолюбливая греческое и млея от дониконовских старин. Но живя «в контексте», имея Православие как повсеместную данность, а не как маленькую общинку во враждебном окружении, я вполне проникся идеями Шмемана и второстепенное оставляю ровно там, где ему и место — на вторых ролях. 

Сейчас Шмеман для меня более актуален, чем Роуз. Это видно хотя бы по тому, что книг Роуза я не брал в руки последние лет 10 точно. Но то, что фундамент моего Православия заложил именно Роуз — это для меня несомненно. А Шмеман «отшлифовал» его, придав законченную форму. 

pfarrer Tom

Предательство Бильбо.

Я никогда не мог простить Бильбо за его предательство Торина.

Мне кажется, что причина разлада в них та, что Бильбо "не имеет корней". Вроде бы он укоренён в своём уютном быту, но сравнительно легко (больше комично, чем трудно) отказывается от него, окунаясь в путешествие и приключение. Он не имеет семьи и какой-либо душевной связи с родственниками: единственные упомянутые живые родственники – Sackville-Baggins – это всегда повод для насмешливо-негативного отношения, они всегда источник проблем. Бильбо составляет генеалогические таблицы, но не понятно то ли это бщий образ респектабильности "как все хоббиты", то ли действительно подспудная попытка найти кого-то близкого, но душевной связи у Бильбо все-равно не формируется. Он просто живёт "по накатанной" в этом своём мирке, живет как привык, не имея ничего, за что (или: во имя чего) стоило бы умереть. В полную противоположность Торину. И потому Бильбо было очень сложно понять мотивы Торина и что Аркенстон на самом деле значит для того; подумаешь, просто блестящий камень.

Но для Торина это не просто камень. Это наследие рода, это королевская инсигния, это творение рук его предков (а у Торина, как и у всякого гнома, очень глубокая и трепетная связь с семьёй) и вершина их искусства. То есть у этого камня его духовная ценность для Торина значительно превышает его материальную ценность. Ища Аркенстон Торин и правда выглядит безумным, но в действительности это тот род безумия, который испытывает мать, ища свое пропавшее дитя. Взгляните на нее: растрепанные волосы, потому что не до причёски, почти остекленевший взгляд, резкие и импульсивные движения, сама будто на иголках, нервно вскакивает при одном упоминании о возможном обретении своей драгоценной пропажи... Потому что она потеряла своего ребёнка и все ее мысли только о нем. Но у Бильбо нет и никогда не было ничего подобного в жизни, ему незнакомо такое чувство и такая привязанность. Ведь это просто камень, пусть бы и красивый! Как можно ставить его выше очевидной ценности: мира между людьми, гномами и эльфами! И Бильбо за Торина легко жертвует этим камнем, совершая свое предательство дружбы и доверия.

Бильбо можно было бы понять, если бы та мать искала свое дитя только потому, что на нем были дорогие кроссовки – а именно так Бильбо воспринимает привязанность Торина. И вот вообразите себе, что близкий друг семьи, которому доверяют безраздельно, действительно находит пропавшего ребёнка, но не отдаёт его матери, а отводит, скажем, к кредиторам семьи, которые держат ребёнка в заложниках и используют его что бы шантажировать несчастную мать. Конечно, ради дитя она согласится на любые условия и будет чувствовать себя глубоко обманутой. Именно это – чувство Торина.

Пожалуй, только на смертном одре Торин и мог бы простить Бильбо. Уходя из этого мира, его ценности, даже и духовные, уже не столь притягательны, их легче отпустить, а отходить в Вечность с ненавистью в сердце совсем не в чертах Торина. И происходит примирение, против которого я всегда восставал, но которое нехотя принимаю из любви и уважения к Торину.

Теперь немного к Толкину. Я так понимаю, что он симпатизирует выбору Бильбо и считает его правильным. Это видно, в частности, в той поддержке и одобрении, которую Гендальф выражает Бильбо после его предательства. Почему так? Ведь Толкин горячо любит свою жену и детей и понимает, что легко можно поступиться материальными ценностями, но нельзя так же легко поступиться ценностью нематериальной, подлинная цена которой – в духовной связи с близкими людьми, со своей семьёй. Почему Толкин не узнал в этом своем чувстве чувства Торина? Можно ли предположить, что Толкин просто не думал об Аркенстоне в таком ключе? Что сам он его воспринимал "просто как камень", а безумие Торина – как "драконье наваждение"? Не знаю. Надо бы мне перелистать письма Толкина, возможно в них я найду ответ на отношение самого автора к этой истории. Но очевидно, что Толкин не вполне понимал гномов, они не были ему близки, хотя и относился он к ним в целом добродушно. А еще очевидно, что Средиземье, как и всякая подлинная story, живёт своей жизнью, открывая новые смыслы и грани, которые, быть может, автор даже не закладывал в него.

Люблю Толкина и люблю Средиземье. :) И гномов. Гномов – особенно. И горы. А еще топоры. :) Может и правда купить себе топор? Давно уже хочу...
pfarrer Tom

Суд над историей

Слышал об этом раньше, а сейчас перепроверил по сайту Мос.гор.епархии состав еп.суда: действительно, Чувикин судит Кураева.

Узость судит широту.
Скудоумие судит философию.
Воистину, у Бога есть чувство юмора.
pfarrer Tom

Конанос

Про уход о. Конаноса говорить ничего не буду, тут без меня мнений высказано вагон.

Отмечу любопытную деталь, которую вскрыл его уход: читая рефлексирующие реплики людей я вижу, что очень многие священники (и даже епископы) вполне искренне исповедуют католическое заблуждение о неизгладимости священства. Дескать, раз тебя рукоположили, то священник ты теперь до конца своих дней, чего бы там ни творил. Ой ли? Дух Святой дышит где хочет и не обязан быть "приклеенным" к человеку, коли сам человек от него добровольно отказывается или — тем более! — творит нечто такое, что в принципе не совместимо с Духом Истины.

На этом же, к слову, основана и практика анафематствования, ведь анафема (так же и практика извержения из сана) — это не "выгоняние" церковной администрацией человека из Церкви (или из священства), а лишь констатация Церковью уже совершившегося факта, когда сам этот человек своими руками поставил себя вне церковной ограды. То есть сам человек делает нечто, что со Святым Духом никак не может быть соединено, и тогда Церковь с сожалением лишь озвучивает этот факт¹.

Это же с полным правом можно отнести не только к практике анафем или извержений из сана по суду, но и к практике добровольного сложения с себя священного сана, ведь это нормально — уважать свободную волю другого человека, даже если она нам не нравится. Мы же ведь, например, не отпеваем человека, который всю жизнь был атеистом, а после смерти, пользуясь его беспомощностью, сродники таки притащили его тело в церковь. Почему не отпеваем? Да вот поэтому же: мы уважаем его собственную волю, ничуть не разделяя, конечно, его взглядов. И Дух Святой тоже уважает: первый дар Бога человеку — это дар свободы и Бог этот подарок не отнимает никогда. И раз уж человек по своей свободной воле сказал: "я больше не священник" (или: "плевать я хотел на эту вашу церковь!" как в случае с атеистом), то насиловать его волю Господь, конечно, не станет, но согласится с выбором человека, искренне скорбя об этом.

Пост-скриптумом скажу, что древняя Церковь всецело разделяла взгляд на вполне себе изгладимость священства: подавляющее большинство канонов всех семи Вселенских соборов заканчиваются фразой вида: "...если мирянин, то будет отлучен от церкви, а если священник, то извержен из сана".

А само учение о т.н. "неизгладимости священства" было зафиксировано Католической церковью на Тридентском соборе 1545-1563 гг. (Conc. trid. sess. 23, cap. 4, can. 4), т.е. уже сильно после отпадения поместной римской церкви от Православия.
_______
¹— Бывают и ошибки у суда и следствия, но в этом случае восстановление в сане возможно и примеров тому в истории масса, ошибочно снятый сан просто не считается снятым.

#конанос
pfarrer Tom

Нет, вы не помните.

Начало 2-й Мировой Войны пришлось на 1-е сентября 1939 года, когда национал-социалистическая Германия напала на Польшу. 3-го сентября, защищая мир и целостность стран, Великобритания и Франция объявили войну Германии.
Немногим позже – 17-го сентября – в охваченную войной Польшу вторглись войска интернационал-социалистического Советского Союза, тогдашнего союзника Германии по заключенному 23 августа того же года пакту Молотова-Риббентропа, с целью захвата восточных частей Польши и насильственному присоединению их к Советскому Союзу.
Вот так началась Вторая Мировая Война.
Ничего ты не знаешь, Джон Сноу.
pfarrer Tom

О методах выживания в окружающей действительности

...Возьмите себе в качестве идеала куриное яйцо. Само оно вообще из куриной попы, каким только говном не перемазано, но внутри — чистое и светлое. Потому это, что у яйца есть скорлупа и вся грязь остаётся снаружи, не затрагивая и не отравляя внутреннее.

Да, пустынь отшельника гораздо ближе, чем кажется. :)

(Из частной переписки)
pfarrer Tom

Екб

Я не живу в Екатеринбурге и даже никогда там не был.
Я действительно не знаю всех обстоятельств дела, да и не интересуюсь ими.

Но я сталкивался с тем, как именно ведутся кампании против строительства храмов в Москве. Я знаю, сколько льётся лжи в уши обычных людей противниками строительства. И я очевидно вижу в этом последовательную борьбу против веры вообще, а не за сохранение отдельных парковых зон, территорий и так далее, хотя именно это обычно говорят людям активисты-храмоборцы. Борьбу, в которой все средства хороши, а ложь — "наилучшая" из них.

И меня пугает то, с какой лёгкостью и массовостью (на поводу ли у лжи или по собственным убеждениям) современная думающая молодёжь выходит протестовать против веры. Они, быть может, не против "веры вообще", но поступки их ясно свидетельствуют: в своей жизни и в своем окружении церковь — то есть место реальной причастности к вере — они видеть не хотят совершенно.

А еще меня расстраивает то, что я не вижу никаких действий, которыми Церковь старалась бы изменить такое представление о себе. Может, я просто не знаю о них.

Да, #язахрам. И не разделяю мнение людей, пишущих теги #нетхраму и #язасквер. Кстати, сквер то остается в любом случае.

pfarrer Tom

Последний день Экзархата.

Сайт Orthodoxie com сообщает о том, что сегодня Синод Вселенского патриархата упразднил Русский Экзархат в Западной Европе.
пруф: https://orthodoxie.com/le-patriarcat-oecumenique-vient-de-dissoudre-larcheveche-des-eglises-orthodoxes-russes-en-europe-occidentale/

Целый пласт истории уничтожен. Очень дорогой для меня пласт, связанный с именем очень любимого мною митр. Евлогия и цвета русской эмиграции начала ХХ. Теперь все приходы бывшего Экзархата русской традиции просто влились в греческие структуры Европы.

Оно понятно, конечно: при огромных волнах русской эмиграции в начале ХХ века логично было их принять под омофор и даже целый Экзархат для них создать. А сейчас где эти русские? Их осталась жалкая кучка, большинство ассимилировалось уже, плюс к тому в Европе среди православия русской традиции существует жесткая конкуренция с приходами Патриаршей церкви и приходами Зарубежной... Зато теперь ожидаются волны украинской эмиграции. Теперь логично уже для них создавать свой "Экзархат".

В истории уже был случай упразднения Экзархата, в 1965 году. Тогда прихожане собрались и даже ушли в раскол, что бы сохранить себя, образовав Автономную самоуправляемую церковь Франции. В 1971 году Вселенский патриарх восстановил свою юрисдикцию над русскими приходами и преобразовал их в Архиепископию.

Что будет на этот раз? Будут ли прихожане бороться? Это очень тяжёлый удар по Экзархату: людей теперь меньше, чем в 65-м и они менее активны, антагонизма к МП русская эмиграция больше не испытывает, эмигрантская РПЦЗ теперь не раскольники, а каноническая церковь, чего так же не было в 65-м.
Более того, очень болезненно сказался на Русском Экзархате недавний разрыв Москвы с К-лем, и вот теперь сам К-ль вместо поддержки, наоборот, по сути предаёт свои приходы ради украинцев.

И ведь да, в перспективе ожидается нашествие украинской эмиграции на Европу вообще и европейские греческие приходы в частности, что приведет к "украинизации" русской богослужебной традиции там, где она поддерживается сейчас в чистоте.

Бывший Экзархат оказался в очень, очень тяжёлом положении. Думаю, это его конец. Как бы больно мне ни было об этом говорить.

Я предполагаю, что мы ещё не раз услышим теперь о переходе клириков Вселенского патриархата в Московский патриархат, или Зарубежную церковь. Для многих сейчас это станет единственной возможностью сохранить себя, а тех барьеров, что удерживали людей от этого шага в ХХ веке, сейчас уже нет.

Да, высказываются идеи создания викариатства русской традиции при греческих архиереях и это будет хоть какой-то вариант существования... Но все-равно иначе как с болью я не могу об этом думать.

Итого, дальнейших возможных путей для бывшего Экзархата сейчас три:
1. Окончательно раствориться в греческой среде, потеряв русскую традицию,
2. Попытаться выжить как викариатство (и то - если разрешат), испытывая на себе значительный прессинг украинизмов от новой волны прихожан,
3. Сохраняя свою русскую традицию, переходить под юрисдикцию Русской церкви (Сербской, как вариант, если аллергия на Москву ещё сильна).
Других вариантов я не вижу.
pfarrer Tom

Русский язык в Богослужении

https://prichod.ru/aktualniye-voprosy/14691/

Интересные размышления автора про молитвы на современном русском языке.

Сколько уже копий об это сломано...
На самом деле ничего против русского я не имею, японцы молятся на японском, французы - на французском и мы сами ничуть не хуже их.

Идеальным с моей точки зрения было бы ввести самоопределение каждого прихода - хотят ли они служить на современном или старинном языке, и пусть никто друг-друга за его выбор не осуждает. Но в наших реалиях это не получится в принципе, поскольку везде и всюду построена жёсткая централизованная иерархическая система, а демократического начала на приходах нет, любые приходские собрания - фейк по определению. И в наших реалиях проблему решать будут (если будут) директивно: либо все дружно служим на современном русском, либо все принципиально на церковнославянском. Естественно, любой вариант отсекает другую половтну вопрошающих и оставляет ее недовольной. Пока что у нас директивно обязателен ц.-с. и альтернатив не предвидится. Желающие русского сидят в "резервациях" со штампом "модернист" в личном деле.

Теперь что же лично до меня. Повторюсь, я не против русского, если этого кому-то хочется, но лично я не хочу так молиться и не буду этого делать. Более того, я сочту переход на современный русский за свою личную духовную деградацию.

Автор статьи в самом ее конце высказывает очень интересную фразу, но только отношение к ней у нас диаметрально противоположно: "Но главная проблема современности - в уходе от реальности, в жизни в виртуальном мире. И эту главную проблему церковнославянский язык не решает, а усугубляет. Он точно так же способствует уходу от реальности, как и «Фейсбук». Он создает свою особенную виртуальную реальность, не связанную с подлинной реальностью нашей жизни."

Так вот, я считаю иномирность, создаваемую ц.-с. языком, важнейшим элементом мистического опыта Бога. Церковнославянский действительно создаёт иную реальность и уносит от "здесь и сейчас", но не в Фейсбук, как воображается автору, а в Горнее Небесное, в вечное вневременье, в селения Бога Живого.

Я убежден, что полутьма в храме с тихим мерцанием лампад и церковнославянский язык - это два наших самых главных миссионера, которые привели в Церковь больше людей, чем все остальные миссионеры вместе взятые. Первого из них почти повсеместно убили яркими электрическими люстрами. Второго убивают на наших глазах. И тоже убьют когда-нибудь, это неизбежно. Но то будет уже секулярная церковь постхристианского мира, в которой мне бы не хотелось искать себе места.
pfarrer Tom

Телегония? Вы серьёзно?

Посмотрел сейчас интервью Толоконниковой Дудю. Смотрел больше из соображений научной добросовестности, нежели из реального интереса, поэтому ничего совершенно по итогам сказать не хочу — просто нечего. Нет, какие-то мимолётные мысли возникали в процессе просмотра, естественно, но ничего такого, что мне хотелось бы облечь в конкретное публично высказанное мнение. 

Зацепило меня другое. Краткий эпизод, где она упоминает про урок «сексуального воспитания» у себя в школе, когда их сняли с обычных уроков и вместо физики перед ними выступал священник, который на полном серьёзе рассказывал им про телегонию. «Нам было смешно уже тогда» — т.е. в 16 лет — сказала Толоконникова. 

Почему так происходит? Почему совершенно бездарная и оккультная теория — внезапно! — владеет умами людей в священном сане? 

Collapse )