pfarrer Tom

Hic bibitur! или девять переводов In Taberna.

Я давно знаю и люблю песенку "In Taberna", с нее когда-то и началась моя любовь к поэзии вагантов, а сейчас она же лежит в основе моего обучения игре на волынке, уж больно это веселая и одновременно простая мелодия!

Однако, памятуя о сделанной мною некогда подборке переводов скандинавской баллады "Herr Mannelig", я решил провернуть нечто подобное и с Таверной. Итого в интернете получилось найти ДЕСЯТЬ переводов In taberna на русский язык, включая по одному переводу на белорусский и украинский языки, и еще два отрывка неполных переводов. Если найдете еще какие-нибудь переводы, либо сделаете их сами - поделитесь! Благодарные потомки вас не забудут! :)

Итак, в самом начале приведу подстрочный перевод In Taberna quando sumus:


In (в) taberna (таверне) quando (когда) sumus (находимся),
Когда сидим в таверне,

non (не) curamus (заботимся), quid (чего) sit (жаждет) humus (земля)
не заботимся о трудах земных

sed (но) ad (к) ludum (играм, развлечениям) properamus (спешим),
но спешим развлекаться

cui (кто) semper (постоянно) insudamus (потеем).
так, что аж вспотели.

Quid (что) agatur (произойдет) in taberna (в таверне),
Что произойдет в таверне,

ubi (где) nummus (монета) est (есть) pincerna (виночерпий),
Где за одну монету наливают вина –

hoc est opus (вот это дело!), ut (как) quaeratur (найдено)*,
Как говорится, вот это здорово!

sed (но) quid (что) loquar (говорю), audiatur (услышан).
Но слушайте, что я говорю.


Quidam ludunt, quidam bibunt,
Кто-то играет, Кто-то пьет,

quidam indiscrete vivunt.
Кто-то просто бездельничает,

sed in ludo qui morantur,
Но из тех кто играет,

ex his quidam denudantur;
Некоторые остались без одежды,

quidam ibi vestiuntur,
А те кто выиграли взял их одежды

quidam saccis induuntur.
Некоторые одеты в мешки.

Ibi nullus timet mortem,
Здесь никто не боится смерти,

sed pro Baccho mittunt sortem.
Но они бросают кости во имя Бахуса:


Primo pro nummata vini,
В начале всего стоит торговец вином,

ex hac bibunt libertini:
Он разливает напитки:

semel bibunt pro captivis,
Первый за заключенных,

post hec bibunt ter pro vivis,
Следующие два - за живущих,

quater pro Christianis cunctis,
Четвертый - за всех Христиан,

quinquies pro fidelibus defunctis,
Пятый - за поминаемого покойника,

sexies pro sororibus vanis,
Шестой - за свободных сестер,

septies pro militibus silvanis.
Седьмой - за оставшихся в лесу.


Octies pro fratribus perversis,
Восьмой - за странствующих братьев,

novies pro monachis dispersis,
Девятый - за рассеянного монаха,

decies pro navigantibus,
Десятый - за моряков,

undecies pro discordantibus,
Одиннадцатый - за бранящихся,

duodecies pro penitentibus,
Двенадцатый - за кающихся,

tredecies pro iter agentibus.
Тринадцатый - за путешествующих.

tam pro papa quam pro rege
За Римского Папу - как за короля.

bibunt omnes sine lege.
Пьют все без ограничений.


Bibit (пьет) hera (хозяйка), bibit (пьет) herus (хозяин),
bibit miles (воин), bibit clerus (клерик),
bibit ille (тот), bibit illa (та),
bibit servus (слуга) cum ancilla (служанка),
bibit velox (быстрый), bibit piger (вялый, медленный),
bibit albus (белый), bibit niger (черный),
bibit constans (стойкий, решительный), bibit vagus (шаткий, изменчивый),
bibit rudis (грубый, необразованный), bibit magus (маг, мудрец),
Bibit pauper (нищий) et (и) aegrotus (больной),
bibit exul (изгнанник) et (и) ignotus (незнатный),
bibit puer (мальчик), bibit canus (старик),
bibit praesul (покровитель) et (и) decanus (декан),
bibit soror (сестра), bibit frater (брат),
bibit anus (старуха), bibit mater (мать),
bibit ista (твоя), bibit ille (тот),
bibunt (пьют) centum (сотня), bibunt mille (тысяча).


Parum (меньше) durant (продержатся) sex (шесть) nummatae (монет),
И шести монет надолго не хватит

ubi (когда) ipsi (сам) immoderate (неумеренный, необузданный)
Когда ты себя не сдерживаешь.

bibunt (пьют) omnes (все) sine (без) meta (предел, цель),
Все пьют без предела

quamvis (сколько угодно) bibant mente (уму) laeta (радостному) **
Сколько им на радостях хочется.

Sic (так) nos (нас) rodunt (унижают, злословят) omnes (все) gentes (народы),
Над нами все насмехаются

et (и) sic (так) erimus (будем) egentes (беспомощными).
Когда мы и так беспомощны,

Qui (кто) nos (нас) rodunt (злословит), confundantur (будет стыдно)
Но те, кто нас злословит, устыдятся,

et (и) cum (с) iustis (праведными) non (не) scribantur (будут записаны).
И в книгу праведных их не запишут.


*ut quaeramus – возможно, оборванная цитата оборота “ut quaeramus” из Вульгаты – «как найдено в ... книгах», т.е. «как говорится в ... книгах»...? Некоторые переводчики полагают, что автор здесь в чем-то подозревает виночерпия, но «виночерпий» – монета, метонимический оборот. Некоторые считают, что «чего жаждет земля» намекает на похороны. Вообще, очень сложно переводить древние произведения на бытовые темы, где многих полунамеков мы понять не можем просто в силу культурных различий.

** Так эти строки выглядят в Codex Buranus, хотя иногда в интернете они выглядят так: Parum sexcente nummate (Больше шести сотен монет) Durant, cum (Не хватит, если) Immoderate bibunt omnes sine meta (Пьют без удержу), что не верно.


А теперь поехали литературные переводы разной степени качества:

Перевод М.Гаспарова"Кабацкое житье",
перевод Л.Гинзбурга
Перевод Лап "Крыс" Карлсона
(http://vkontakte.ru/pillau)

Во кабацком сидя чине,
Мы не мыслим о кручине,
А печемся лишь о черни,
Чей приют у нас в таверне.
Что за жизнь в кабацкой келье,
Где на грош идет веселье, —
Если спросите об этом,
Удостою вас ответом.

Здесь играют, выпивают,
Здесь и песню запевают;
А за кости кто присядет —
Тот не всяк с судьбою сладит.
Тот найдет себе одежу,
Тот оденется в рогожу,
Не пугает нас кончина,
Есть покуда зернь и вина.

Бросим кости наудачу,
Чтобы стать вином богаче:
Выпьем раз за тех кто узник,
Два — за тех, кто нам союзник,
Три, четыре — за крещеных,
Пять — за девок совращенных,
Шесть — за праведных покойников
Семь — за всех лесных разбойников,

Восемь пьем за братьев блудных,
Девять — за скитальцев трудных,
Десять пьем за тех, кто в море,
Дальше пьем за тех, кто в ссоре,
Дальше пьем за бедных кающихся,
В путь-дорогу отправляющихся,
А за кесаря и папу
Пьем без счета, снявши шляпу.

Пьет хозяин, пьет хозяйка,
Пьет и братия, и шайка,
Пьет и овый, пьет и оный,
Пьет невежда, пьет ученый,
Пьет монах и рыцарь тоже,
Пьет епископ и вельможа,
Пьет и трезвый, и пьянчужка,
Пьет и барин, пьет и служка;

Пьют и домосед и странник,
И неведомый изгнанник,
Пьет и старый, пьет и малый,
Пьет и шалый, пьет и вялый,
Пьет и бабка, пьет и дедка,
И мамаша, и соседка,
Пьет богатый, пьет и нищий,
Хлещут сотни, хлещут тыщи.

Сто кругов обходят чаши,
И не сохнут глотки наши,
Коли пьем, не зная счету,
Позабывши всю заботу.
Век без хлеба, век без шубы,
Злобным людям мы не любы,
Но отступит злоба черная,
Нашей правдой помраченная.

Хорошо сидеть в трактире.
А во всем остатнем мире -
Скука, злоба и нужда.
Нам такая жизнь чужда.
Задают вопрос иные:
"Чем вам нравятся пивные?"
Что ж! О пользе кабаков
Расскажу без дураков.

Собрались в трактире гости.
Этот пьет, тот - жарит в кости.
Этот - глянь - продулся в пух,
У того - кошель разбух.
Все зависит от удачи!
Как же может быть иначе?!
Потому что нет средь нас
Лихоимцев и пролаз.

Ах, ни капельки, поверьте,
Нам не выпить после смерти,
И звучит наш первый тост:
"Эй! Хватай-ка жизнь за хвост!.."
Тост второй: "На этом свете
Все народы - божьи дети".
Кто живет, тот должен жить,
Крепко с братьями дружить.

Бахус учит неизменно:
"Пьяным - море по колено!"
И звучит в кабацком хоре
Третий тост: "За тех, кто в море!"
Раздается тост четвертый:
"Постных трезвенников - к черту!"
Раздается пятый клич:
"Честных пьяниц возвеличь!"

Клич шестой: "За тех, кто зелье
Предпочел сиденью в келье
И сбежал от упырей
Из святых монастырей!"
"Слава добрым пивоварам,
Раздающим пиво даром!" -
Всею дружною семьей
Мы горланим тост седьмой.

Пьет народ мужской и женский,
Городской и деревенский,
Пьют глупцы и мудрецы,
Пьют транжиры и скупцы,
Пьют скопцы, и пьют гуляки,
Миротворцы и вояки,
Бедняки и богачи,
Пациенты и врачи.

Пьют бродяги, пьют вельможи,
Люди всех оттенков кожи,
Слуги пьют и господа,
Села пьют и города.
Пьет безусый, пьет усатый,
Лысый пьет и волосатый,
Пьет студент, и пьет декан,
Карлик пьет и великан!

Пьют монахиня и шлюха,
Пьет столетняя старуха,
Пьет столетний старый дед, -
Словом, пьет весь белый свет!
Все пропьем мы без остатка.
Горек хмель, а пьется сладко.
Сладко горькое питье!
Горько постное житье...

Приходя в таверну нужно
Приступить к игре всем дружно,
Позабыть про всё иное
И хлестать вино хмельное.
Здесь в таверне как обычно
Всё всегда у всех отлично,
Вы спросите - я отвечу
Как тут протекает вечер

Кто-то ест, а кто-то пьёт,
Кто-то в потолок плюёт,
Кто азартен тот играет -
Кости на столе кидает.
Тот, кто шибко проигрался,
Без своих одежд остался.
Наготу прикрыв мешком
Заливается вином.

Но в таверне первым делом
Властвует вино над телом,
Чашу первым чередом
За невольников мы пьём,
Дважды пьём за всех живущих,
После за в Христа веруЮщих,
Пятый пьём за наших мертвых,
Дальше за сестер свободных.
Тем кому в лесах — седьмой
Кто в пути — тому восьмой
За монаха пьём девятый,
И за моряков десятый.
После выпьем за буянов,
А потом за покаянных
За наместника Петрова
Поднимаем чашу снова!

Пьют здесь все кому не лень:
Пьёт хозяин старый пень
И его хозяйка шлюха
Раньше всех уже под мухой,
Воин пьёт, священник тоже,
Пьёт мужик с краснющей рожей,
Девка пьёт и веселится,
Пьёт слуга со своей девицей.
Пьёт активный трудоголик,
Пьёт несчастный алкоголик,
Пьёт красивый белокожий,
Пьёт убогий чернорожий.
Пьёт и тот кто мил Фортуне,
Неудачник хлещет втуне,
Пьёт и тот кто много знает,
С ним же идиот бухает.
Чистый пьёт, пьёт и грязный,
Пьёт изгой и пьет заразный,
Пьёт внучек со старым дедом,
Дьякон и епископ следом.
Бабка с мамкой пьют вино,
Брат с сестрой уже в говно.
Пьёт и этот, пьёт и та,
Сотни пьют и больше ста.

И шестьсот монет за вечер
Получил кабатчик весел,
Здесь в Христа нет больше веры,
Ведь бухают тут без меры.
Все мы люди, все мы грешны,
Любим мы бухать конечно,
Мы всю жизнь живём играя
И плюём в ворота рая.


перевод amadey_maiskiyперевод Е.Ерофеевойвольный перевод bosyata

Обретаючись в таверне
Мы не думаем о скверне,
Но к игре мы поспешаем,
Что потеть нас заставляет.

Что случается в таверне,
Где хозяин - это деньги?
Опус-жалобу послушай,
Коль спросил, развесив уши!

Кто игрок, кто выпивает,
Кто здесь тайно проживает.
Кто в игре был недотепой,
Тот уходит с голой жопой,

Кто одет - тот весь в долгах,
Аки в дорогих шелках.
Смерти не боятся вовсе,
Но за Вакха мечут кости:

Раз - за собственника водки,
Что промачивает глотки,
Два - за узников и пленных,
Три - за сущих в мире бренном,
Четвертый тост - за раб Христовых,
Пятый - за преставленных новых,
Шестой - за гулящую сестру,
Седьмой - за разбойников в лесу,
Восьмой - за извращенцев братство,
Девятый - за монаха Растеряйство,
Десятый тост - за тех, кто в море,
Одиннадцатый - за тех, кто в ссоре,
Двенадцатый - за покаянье,
Тринадцатый - за путь блужданья
И за Папское правленье
Пьют пусть все без исключенья.

Пьет хозяйка, пьет хозяин,
Пьет церковник, пьет солдатик,
Пьет и он, пьет и она,
Пьет с девицею слуга,
Пьет и шустрик, пьет и тормоз,
Пьет и белый, пьет и черный,
Пьет бродячий, пьет оседлый,
Пьет великий, пьет никчемный.
Пьет больной и неимущий,
Пьет беглец и в нетях сущий,
Пьет дедуля, пьет мальчишка,
Пьет десятник и епископ,
Пьет сестрица, пьет и братик,
Пьет и бабка, пьет и матерь,
Пьют и те, как пьют и эти,
Сотни, тыщи, - все на свете.

Мало шестиста монеток,
Чтобы пить не зная меры,
Беспредельно, без уступок.
Как ни пропивай рассудок,
Всё и вся нас угрызает,
Да и бедность нас терзает.
Мы зальем все угрызенья,
Не подпишем обвиненья!

Жизнь в таверне прожигаем,
Как уйдём - мы не гадаем:
Злоба дня ему довлеет,
Рассчитаться всяк успеет.
Что ж творится в сей таверне,
Там, где деньги правят балом,
Лишь спросите - я бы верно
И подробно рассказал вам.

Этот - пьёт, а тот - играет,
Этот - время убивает,
Ну а этот - проигрался,
Без одёжки он остался,
Тот - надел его наряды,
Ну а те - лохмотьям рады...
Все мы смерти не боимся,
Перед Бахусом склонимся!

Виночерпий начинает,
Всем свободно наливает:
Пьём сперва за в тюрьмах сущих,
Два и три - пьём за живущих,
За всех христиан - четыре,
Пять - за всех усопших в мире,
За девиц мы пьём - шестую,
За отшельников - седьмую,

Восемь - за миссионеров,
Девять - за нестойких в вере,
Десять пьём тех, кто в море,
А одиннадцать - кто в ссоре,
В покаянии - двенадцать,
В путешествии - тринадцать;
А за Папу, власть и веру
Пьём без счёта и без меры.

Пьёт хозяин, пьёт хозяйка,
Пьёт слуга и пьёт служанка,
Пьёт солдат и пьёт аббат,
Бледнолицый и мулат,
Пьёт трудяга, пьёт лентяй,
Пьют добряк и негодяй,
Пьют невежда и мудрец,
Пьют бродяга и беглец,

Пьют силач и инвалид,
Лузер - и кому фартит,
Пьют младенец и старик,
Пьют святой и еретик,
Пьёт епископ, пьёт и дьякон,
Пьёт и тётка, пьёт и дядька,
Пьёт и этот, пьёт и тот,
И народу стопятьсот.

Больше шестисот монет -
Хоть в какой валюте - нет,
Будет явно не хватать,
Коль без меры пировать.
Да, в итоге полный крах -
Все в долгах мы, как в шелках.
Только если нас осудишь -
Сам и будешь в дураках!

Как в таверну ты прибудешь
Сразу о семье забудешь
Голову твою закружит
Привкус вин из наших кружек
"Что случается под вечер
Когда каждый здесь беспечен"?
Спросишь ты меня за пивом
Бровью поведя игриво

Только печка растопилась
Как хозяйка уж напилась
Младший из монахов-братьев
Смотрит нагло ей под платье
В полутени шулер Бохус
Вам покажет хитрый фокус
В карты с ним играть сойдёшься
Без трусов домой вернёшься!

Фермер Вильям разливает
На холяву угощает
Первый кубок мы поднимем
За тебя друг старый Вильям!
Выпьем мы второй за наших
Баб которых нету краше
Третью выпьем за крещённых
Дьяволом не обольщённых

Четвёртую до дна осушим
Изведя похмелье в душах
Залпом пятую до дна
За раскаянье с утра
Пьём шестую за бастардов
Что достойны песен бардов
Мер сегодня мы не знаем
Веселей же! Запеваем!!!

Пьёт хозяин, пьёт хозяйка
Пьёт лентяй и пьёт лентяйка
Пьёт священник, пьёт и дьякон
Крестьянин пьёт с воякой
Пьёт слуга а с ним и дева
Его сердцем завладела
Пьёт глупец и пьёт с ним умник
Пьёт законник и преступник

Пьёт больной и пьёт здоровый
Стол уж от вина багровый
Пьёт сестрица пьёт братишка
Пьёт старик и пьёт мальчишка
Стражник пьёт а с ним изгнанник
Пьёт мошенник и карманник
Льётся море алкоголя
В наши глотки без контроля
Льётся море алкоголя
Это звётся нами "Воля"!


"Гимн Таверны",
переложение peresedov
"У карчме", белорусский
перевод группы "Стары Ольса"
Украинский перевод contesina

Переступив порог таверны,
Мы будто попадаем в храм,
Где все нечестия и скверны
Дано омыть Святым Дарам:

И здесь вино в уста струится,
Даруя бедствиям отпуст,
И всякий волен веселиться
(Пока карман не станет пуст).

Под этим невысоким сводом
Доступно грешникам одно:
Назло всем призрачным заботам
В свободу претворять вино.

Нам дела нет, что скорбь нагрянет,
Пока волнует кровь игра:
Кого нелегкая затянет
Под стол забыться до утра?

"Скажи, Орфей, что было там,
Где все платили по счетам?" -
Спросить вы можете поэта.
И для потехи юных дам,
На страх кастратам и ханжам
Вот что отвечу я на это:
Итак,

Пьет младенец, пьет старик,
Пьет солдат и пьет священник,
Пьет вельможа, пьет мужик,
Пьет судья и пьет мошенник.
За монеты простачка
Пьет лукавая милашка,
На коленях у дьячка
Пьет невинная монашка,
Пьет больной и пьет изгнанник,
Пьет затворник, пьет и странник,
Пьют епископ и теолог
Костолом и травматолог,
Пьет хозяйка, пьет слуга,
Теребя бархотку кротко,
Мужу вешая рога,
Пьет с любовником красотка,
Белый пьет и черный пьет,
Пьют трудяга и ленивец,
Умный пьет и глупый пьет,
Пьют ханжа и нечестивец
Пьют профессор и доцент
Пьют проректор и студент,
Пьет и этот, пьет и тот,
Так весь мир столетья пьет.

Мирских богатств вовек не хватит
Чтоб эту жажду утолить,
Нам небеса счета оплатят
Коль их сумеем ублажить.

О, жажда творческих свершений,
О, голод ветреных надежд,
Вы не приемлите решений
Пройдох холеных и невежд!

Возжаждав вешнего начала,
Страшась постыдного конца,
Вина любителей немало
Достигли вечного венца.

Они прошли сквозь сети мира,
Отвергнув тленные богатства,
За то служители кумиров
В них брызжут пеною злорадства.

Стяжая пищу ржи и моли,
Нося златые облаченья,
На тех, кто ищет лучшей доли,
Они слагают обличенья,

Но кто душою столь ничтожен
Подвержен вечной укоризне:
Его Всесправедливый Боже
Уже не впишет в Книгу Жизни!

У карчме калі мы былі,
Справы нас не клапацілі.
Ў галаве адны забавы,
Піва пі вяселлю слава.
Той, хто у карчме бывае,
Тлушч у цела назбірае.
Стане моцным і здаровым,
Той, хто чуе гэты словы.

Хто бярэцца з намі піці,
Той нясумна будзе жыці.
У забавах гора гіне,
Зноў лье піва гаспадыня.
Захлябнецца гора півам,
Грукнуць келіхі шчасліва.
Будзем піці, жартаваці,
Будзем славіць Вакха, браце.

Першы тост звычайна п’ецца
За ўсіх тых, хто тут збярэцца.
П’ем, другі, каб волю меці,
За жыццё падымем трэці.
Чацьвёрты за Царкву Хрыстову,
Пяты за моц князёву.
Шосты за людзей вольных,
А потым п’е хто здольны.

У карчме калі мы былі,
Справы нас не клапацілі.
Ў галаве адны забавы,
Піва пі вяселлю слава.
Той, хто у карчме бывае,
Тлушч у цела назбірае.
Стане моцным і здаровым
Той, хто чуе гэты словы.

Дружно сядем у таверні,
Зречемось земної скверни!
Кості кинемо на стіл -
Хай горить і дім, і діл!
Запитайте ви самі,
Що там коїться в корчмі,
Де гуля шляхетства цвіт, -
Я даю вам повний звіт.
Дехто грає, дехто п'є,
Дехто дурника вдає.
Ті ж, що грають до нестями -
Дехто голі, як Адами,
Той у шати зодягнувся,
Той у клоччя завернувся.
Кожен смертю тут гидує
І за Вакха вина дує.
П'єм найперше за шинкарку
(Хай наллє нам повну чарку)
Ще - за в'язнів у лахмітті,
Три - за всіх людей на світі.
Християни - це чотири,
П'ять - за мертвих у могилах,
Вшосте радо п'єм за хвойд,
Всьоме - за розбійних пройд.
Ще - за мандрівних братів,
Потім - за друзяк-ченців.
Щиро п'єм за тих, хто в морі,
Ще хильнем за тих, хто в горі.
Сьорбнем враз за грішні душі -
Хай ведеться їм на суші.
А за папу й короля
Цмулим ввічливо здаля.
П'є шинкарка, п'є шинкар,
П'є священник, п'є картяр,
П'є хлопчина й молодиця,
П'є служник і п'є служниця,
П'є ледащо, п'є меткий,
П'є смаглявий і блідий,
П'є міщанин і рибалта,
П'є і вартий і не вартий.
Хворий п'є і голодранець,
П'ють чужинець і вигнанець,
Старий п'є і п'є юнак,
П'є и біскуп, п'є і дяк,
П'є і баба, п'є і мати,
П'є сестриця разом з братом,
Кожен ллє в горлянку вина
Й не рахує, скільки винен.
Гроші що? Не допоможе
Навіть торба, якщо кожен
Може вижлуктить барило.
Ось єдине, що нам миле!
Та однак ми всі баніти -
Голу правду ніде діти.
Але той, хто нас ганить -
Сам у пеклі буде гнить!


И еще два перевода отрывков "Пьют такие-то", полных версий найти не удалось, ну хотя бы так, чем вообще никак...

Перевод head_or_tailПеревод 0pure_evil

Пьют и вдовы и вдовцы,
Пьют монахи и бойцы,
Пьют и жены и мужья,
Пьют и слуги и князья,
Пьет работник, пьет лентяй,
Пьет гордец и пьет слюнтяй,
Пьет и белый, пьет и черный
Пьет дурак и пьет ученый.

Пьет богач и пьет бедняк,
Пьет бандит, среди бродяг.
Пьет малец и пьет старик,
Пьет священник, пьет мясник,
Пьет сестра, обнявшись с братом,
Пьет монахиня с аббатом.
Пьет вон он и этот пьет,
Пьет и сотня, пьет пятьсот!

Пьет вдовец, вдова хлебает
Воин с Папой выпивают
Пьет она и он туда же
Оба слуг напились даже
Пьют и быстро, пьют лениво
Негр с белым пьют игриво
Пьет и редкий, пьет и частый
Пьет и глупый и мозгастый.

Пьет и бедный и деньгастый
Пьет беглец и незнакомец
Пьет старик и пьет мальчонец
Пьют и кругом, пьют и вряд
Пьет сестрица, пьет и брат
Мама со старухой пьет
Пьет и та, пьет и тот
Пьет и тыщща, пьет и сто.


Треклист исполнителей In Taberna:

Corvus Corax - In Taberna
Djembe - In taberna
Wolfmare - In Taberna
Drolls - In Taberna
Saltatio Mortis - In Taberna
Stille Volk - In Taberna
Arte Factum - In taberna
Lisa Hammer - In Taberna
Anima Immortalis - In Taberna
Krless - In Taberna
Наследие Вагантов - Bibit! (In Taberna)
Cum Fragore - In Taberna
Стары Ольса - У карчме
Вжик - Кабацкое Житье (рэп)
Сергей Русских - Кабацкое житьё (шансон)
Ну, тогда уж и мой перевод пусть тут будет до кучи:

In taberna quando sumus
Обретаючись в таверне
non curamus quid sit humus,
Мы не думаем о скверне,
sed ad ludum properamus,
Но к игре мы поспешаем,
cui semper insudamus.
Что потеть нас заставляет.
Quid agatur in taberna
Что случается в таверне,
ubi nummus est pincerna,
Где хозяин - это деньги?
hoc est opus ut queratur,
Опус-жалобу послушай,
si quid loquar, audiatur.
Коль спросил, развесив уши!
Quidam ludunt, quidam bibunt,
Кто игрок, кто выпивает,
quidam indiscrete vivunt.
Кто здесь тайно проживает.
Sed in ludo qui morantur,
Кто в игре был недотепой,
ex his quidam denudantur
Тот уходит с голой жопой,
quidam ibi vestiuntur,
Кто одет - тот весь в долгах,
quidam saccis induuntur.
Аки в дорогих шелках.
Ibi nullus timet mortem
Смерти не боятся вовсе,
sed pro Bacho mittunt sortem:
Но за Вакха мечут кости:
Primo pro nummata vini,
Раз - за собственника водки,
ex hac bibunt libertini;
Что промачивает глотки,
semel bibunt pro captivis,
Два - за узников и пленных,
post hec bibunt ter pro vivis,
Три - за сущих в мире бренном,
quater pro Christianis cunctis
Четвертый тост - за раб Христовых,
quinquies pro fidelibus defunctis,
Пятый - за преставленных новых,
sexies pro sororibus vanis,
Шестой - за гулящую сестру,
septies pro militibus silvanis.
Седьмой - за разбойников в лесу,
Octies pro fratribus perversis,
Восьмой - за извращенцев братство,
nonies pro monachis dispersis,
Девятый - за монаха Растеряйство,
decies pro navigantibus
Десятый тост - за тех, кто в море,
undecies pro discordaniibus,
Одиннадцатый - за тех, кто в ссоре,
duodecies pro penitentibus,
Двенадцатый - за покаянье,
tredecies pro iter agentibus.
Тринадцатый - за путь блужданья
Tam pro papa quam pro rege
И за Папское правленье
bibunt omnes sine lege.
Пьют пусть все без исключенья.
Bibit hera, bibit herus,
Пьет хозяйка, пьет хозяин,
bibit miles, bibit clerus,
Пьет церковник, пьет солдатик,
bibit ille, bibit illa,
Пьет и он, пьет и она,
bibit servis cum ancilla,
Пьет с девицею слуга,
bibit velox, bibit piger,
Пьет и шустрик, пьет и тормоз,
bibit albus, bibit niger,
Пьет и белый, пьет и черный,
bibit constans, bibit vagus,
Пьет бродячий, пьет оседлый,
bibit rudis, bibit magnus.
Пьет великий, пьет никчемный.
Bibit pauper et egrotus,
Пьет больной и неимущий,
bibit exul et ignotus,
Пьет беглец и в нетях сущий,
bibit puer, bibit canus,
Пьет дедуля, пьет мальчишка,
bibit presul et decanus,
Пьет десятник и епископ,
bibit soror, bibit frater,
Пьет сестрица, пьет и братик,
bibit anus, bibit mater,
Пьет и бабка, пьет и матерь,
bibit ista, bibit ille,
Пьют и те, как пьют и эти,
bibunt centum, bibunt mille.
Сотни, тыщи, - все на свете.
Parum sexcente nummate
Мало шестиста монеток,
durant, cum immoderate
Чтобы пить не зная меры,
bibunt omnes sine meta.
Беспредельно, без уступок.
Quamvis bibant mente leta,
Как ни пропивай рассудок,
sic nos rodunt omnes gentes
Всё и вся нас угрызает,
et sic erimus egentes.
Да и бедность нас терзает.
Qui nos rodunt confundantur
Мы зальем все угрызенья,
et cum iustis non scribantur.
Не подпишем обвиненья!
In taberna
Да, получилось не бесспорно, но интересно и свежо.
А разрешите мне свой перевод до кучи тоже добавить?

Жизнь в таверне прожигаем,
Как уйдём - мы не гадаем:
Злоба дня ему довлеет,
Рассчитаться всяк успеет.
Что ж творится в сей таверне,
Там, где деньги правят балом,
Лишь спросите - я бы верно
И подробно рассказал вам.

Этот - пьёт, а тот - играет,
Этот - время убивает,
Ну а этот - проигрался,
Без одёжки он остался,
Тот - надел его наряды,
Ну а те - лохмотьям рады...
Все мы смерти не боимся,
Перед Бахусом склонимся!

Виночерпий начинает,
Всем свободно наливает:
Пьём сперва за в тюрьмах сущих,
Два и три - пьём за живущих,
За всех христиан - четыре,
Пять - за всех усопших в мире,
За девиц мы пьём - шестую,
За отшельников - седьмую,

Восемь - за миссионеров,
Девять - за нестойких в вере,
Десять пьём тех, кто в море,
А одиннадцать - кто в ссоре,
В покаянии - двенадцать,
В путешествии - тринадцать;
А за Папу, власть и веру
Пьём без счёта и без меры.

Пьёт хозяин, пьёт хозяйка,
Пьёт слуга и пьёт служанка,
Пьёт солдат и пьёт аббат,
Бледнолицый и мулат,
Пьёт трудяга, пьёт лентяй,
Пьют добряк и негодяй,
Пьют невежда и мудрец,
Пьют бродяга и беглец,

Пьют силач и инвалид,
Лузер - и кому фартит,
Пьют младенец и старик,
Пьют святой и еретик,
Пьёт епископ, пьёт и дьякон,
Пьёт и тётка, пьёт и дядька,
Пьёт и этот, пьёт и тот,
И народу стопятьсот.

Больше шестисот монет -
Хоть в какой валюте - нет,
Будет явно не хватать,
Коль без меры пировать.
Да, в итоге полный крах -
Все в долгах мы, как в шелках.
Только если нас осудишь -
Сам и будешь в дураках!
5 коп.

In (в) taberna (таверне) quando (когда) sumus (находимся),
Когда сидим в таверне,

non (не) curamus (заботимся), quid (чего) sit (жаждет) humus (земля)
не заботимся о трудах земных

quid sit humus - я думаю, что скорее тут в значении "пьют забыв о смерти", "пьют забыв о том, что всех ждет земля".